«Я была почти уверена, что меня удочерили». Почему Леонид Парфенов с супругой могут гордиться своей особенной дочерью…

Дислексия — нарушение способности к чтению и письму при сохранении общей возможности обучения. Проблема эта довольно распространенная, но на постсоветском пространстве о ней долго не говорили вслух. Первым человеком, кто открыто признался, что у него дислексия, стала Мария Парфенова, дочь известного журналиста Леонида Парфенова. Жизнь девушки была очень сложной вначале, и сейчас мы расскажем, почему так вышло и как она живет сейчас.

Тяжелое детство: Мария — младший ребенок в семье Леонида Парфенова и Елены Чекаловой. Дислексия сделала ее детство по-настоящему ужасным, ведь тогда о таком расстройстве почти не знали у нас, потому девочку просто считали ленивой. Также еще в детском саду она была довольно агрессивной из-за синдрома дефицита внимания. Но в школе всё стало еще хуже.

В начальных классах ее считали совершенно необучаемой и учительница часто говорила, что странно, что у талантливых родителей такая дочь. Из-за этого Мария вплоть до девятого класса считала, что она действительно приемный ребенок. В классе она сразу стала изгоем, другие дети не дружили с ней и повторяли издевки учителей.

Нелегко приходилось и родителям, однако и с тем Мария ничего сделать не могла. Хотя стоит признать, что семья пыталась помочь девочке. Мать часто читала учебники вместе с ней, а бабушка пыталась научить иностранным языкам. Однако все сходились на мысли, что девочка просто ленится.

Дислексия: Кто знает, чем бы закончилась эта история, если бы не одна учительница, с которой они познакомились, когда искали Маше новую школу. Женщина сразу разглядела у Марии дислексию и сообщила об этом родителям. Она посоветовала перевести Марию в специальную школу, где она смогла бы учиться нормально. Потому заканчивала девочка уже частное учебное заведение. Там, кстати, дела действительно пошли в гору.

Ни один из российских вузов не мог обучать студентку с дислексией, потому высшее образование пришлось искать за границей. Благо у семьи были средства. В итоге Парфенова получила дипломы в итальянском и британском университетах. В Европе, кстати, по словам Марии, к ней относились совсем иначе и даже делали некоторые небольшие поблажки.

Карьера: После окончания обучения Мария вернулась на родину и устроилась менеджером в большую компанию. Несмотря на дислексию, всё складывалось прекрасно, у нее впереди были большие возможности и перспективы, но девушка решила иначе. В 2016 году она стала соучредителем Ассоциации родителей детей с дислексией и первой открыто заявила, что у нее дислексия.

«Мне важно помочь детям с дислексией и другими особыми образовательными потребностями. Чтобы они не чувствовали себя изгоями из-за неосведомленности взрослых. Я не ругаю общество и учителей. Непросвещенность в вопросе дислексии — это наша взаимная проблема, и я давно мечтала помочь в ее решении», — говорила Парфенова.

Мария Парфенова сегодня: С годами дислексия никуда не делась, Парфенова просто научилась с ней жить. С письмом у нее до сих пор всё плохо, а вот читать она более-менее научилась. Последние годы она усиленно работает над тем, чтобы объяснить людям, что такое дислексия и не только. Ведь Мария ушла из Ассоциации, чтобы заняться более масштабным проектом. Его цель — помочь детям получать образование вне зависимости от их особенностей или региона.

«Хочу, чтобы школьники, испытывающие трудности в обучении в связи с дислексией, знали про врожденные преимущества их мозга. Те, которые могут помочь им добиться невероятных академических и профессиональных успехов», — говорит Мария.

В детстве Мария Парфенова прошла буквально через ад. Непонимание со стороны близких, почти ненависть со стороны ровесников и абсолютное непонимание того, в чём же она виновата. Однако это всё не сломило девушку, наоборот, закалив. Уверены, что деятельность Марии поможет многим детям отыскать свою дорогу в жизни. И не только несмотря на дислексию, но и на другие особенности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *