Мажоры бросили алабая дохнуть, не зная какой он поступок он совершит!

Бывают же такие люди, которые никого не любят, даже себя, но они как и все другие нормальные заводят семьи, рожают детей, ходят на работу, покупают мебель, ездят на курорт. Вот таким человеком был Валерия Самойловна. Мало кто сне общался.

Друзей у неё не было, коллеги по работе сторонились неприятной сослуживицы, не любили её за злой язык. Да и правда доброго слова от неё не услышишь, а вот от колкостей зрительных замечаний проходу не было. Муж её, Мотя или по паспорту Матвей,

был тихий, забитый мужчина, подкаблучник. Дочка как только закончила школу, тут же собрала вещи и укатила на Сахалин, как можно дальше от любимой мамочки. Жила Валерия Самойловна в одном районе, а работала в другом.

Проездила на работу 20 лет как один день и уволилась, потому как подошёл пенсионный возраст. Она себе дала честное слово, что работать на пенсии ни одного дня не будет. Подняла она на крыло своего мужа- подкаблучника,

стащила его с тёплого дивана и перебрались они с ним жить в деревню. Надоело в городе. Городскую квартиру стали сдавать а сами туда- на природу. Дом хороший большой светлый. В доме- газ и водопровод, в огороде- грядки, цветники, небольшое куриное семейство- в общем, жить можно. Достался этот домик когда-то Моте от родственников в наследство…
(Продолжение на видео)

Rate article
Add a comment

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Мажоры бросили алабая дохнуть, не зная какой он поступок он совершит!
‘We discovered that parts of our baby’s brain were missing. ‘I spent the entire time crying.’ The mother of a baby who has been diagnosed with HPE argues that there is ‘hope after prenatal diagnosis.’