Джейн Мэнсфилд: красочная жизнь и трагичная смерть главной соперницы Мэрилин Монро

Любовь к эпатажу, увлечение сатанизмом и слабость к розовому цвету — чего только не было в биографии одной из главных блондинок Голливуда, которой не стало 29 июня 1967 года.

Когда-то Джейн Мэнсфилд серьезно боролась с Мэрилин Монро за звание главной блондинки Голливуда, но в итоге мало кто вспомнит хотя бы пару фильмов с ее участием. Зато фото 1957 года, на котором Софи Лорен, забыв о приличиях, заглядывает в декольте пышногрудой секс-бомбы, видели, пожалуй, все. Впрочем, не стоит винить Софи в бестактности — даже оплот морали Елизавета II при встрече с Джейн не удержалась и постоянно косила взгляд на ее грудь, которая в лучшие времена достигала 102 сантиметров в объеме при талии в 53 сантиметра.

На самом деле, Джейн было чем похвастаться, помимо выдающихся форм (хотя бы уровнем IQ 149 баллов и свободным владением пятью языками), но она сама последовательно создала образ легкомысленной соблазнительной блондинки, который в итоге и погубил ее карьеру.

Вера Джейн Палмер родилась в 1933 году в небольшом городке Филипсбург в Нью-Джерси. Она была единственным ребенком в семье адвоката Герберта Уильяма Паммера и его жены Веры Джеффри. Когда девочке было всего три года, ее отец умер от сердечного приступа. Вскоре мама вышла замуж повторно, за инженера Гарри Пирса, и семья переехала в Остин, штат Техас. Вера Джейн была очень активным ребенком — блестяще училась, занималась танцами, изучала языки, играла на пианино, скрипке и альте.

А еще слыла самой красивой девушкой в округе. Она участвовала во всех местных конкурсах красоты и неизменно оставляла своих соперниц далеко позади. Как позже признавалась актриса, единственный титул, от которого она отказалась, — «Мисс сыр Рокфор», потому что сочла, что он недостаточно благозвучен. При этом звание «Мисс магнезиумная лампа», которое она получила ранее, девушку не покоробило.

Конечно же, яркая, амбициозная и уверенная в себе Вера Джейн мечтала покорить Голливуд. И ничто не могло остановить ее на пути к исполнению этой мечты. Прославившая Джейн фамилия досталась ей от ее первого мужа Пола Мэнсфилда, за которого она вышла замуж в 17 лет, будучи на третьем месяце беременности. Оставив маленькую дочь на воспитание бабушкам, они переехали в Калифорнию. Д

жейн начала участвовать в местных театральных постановках. Она выиграла первый тур конкурса «Мисс Калифорния», скрыв свое семейное положение и наличие ребенка, но потом все же была дисквалифицирована. С карьерой на телевидении поначалу тоже не ладилось — из-за выдающихся форм, ее вырезали из рекламы General Electric, где модели в купальниках сидят у бассейна, потому что авторы сочли, что девушка выглядит чрезмерно сексуально. За свою первую роль в фильме «Женские джунгли» Джейн получила $150.

В начале 1955 года Джейн и Пол расстались. Виной тому были взаимные измены, амбиции Джейн и ее любовь к животным — вместе с супругами в маленькой съемной квартире жили четыре собаки, три кошки и кролик. В течение трех лет бывшие возлюбленные судились из-за опеки над дочерью, которая в итоге осталась с матерью.

После расставания с мужем карьера Джейн пошла в гору — она заключила контакт с Warner Brothers, и роли сексуальных блондинок посыпались на нее одна за другой. Помимо этого, Мэнсфилд с успехом играла на Бродвее (за 1955 и 1956 года она вышла на сцену 444 раза), а также активно поднимала своими фотосессиями продажи нового на тот момент журнала Playboy.

В лице второго мужа Джейн обрела себя в мужском воплощении. Микки Харгитей был актером и бодибилдером, победителем конкурса «Мистер Вселенная» и весьма амбициозным молодым человеком. Хагиртей, как и Джейн, любил широкие жесты и спецэффекты. В качестве свидетельства искренности своих чувств Микки преподнес возлюбленной кольцо с бриллиантом в 10 карат за $5 тысяч (более $200 тысяч по курсу 2020 года).

Поженились они в стеклянной церкви, чтобы многочисленные приглашенные фотографы могли легко запечатлеть любой момент церемонии, которая состоялась всего через несколько дней после официального развода Джейн с первым мужем. У Мэнсфилд и Харгитея получился идеальный союз — не только семейный, но и профессиональный. Вместе они снимались в фильмах, участвовали в телевизионных передачах и гастролировали с собственным шоу с налетом эротики, в котором Микки в леопардовых трусах активно крутил вокруг талии и подбрасывал над головой свою супругу, которая тоже была облачена в нижнее белье с анималистичным принтом.

Кроме того, пара основала несколько совместных компаний, написала биографическую книгу и родила троих детей. При таком насыщенном графике Джейн еще и успевала крутить романы на стороне — в 1962 году она практически открыто встречалась с итальянским продюсером Энрико Бомба, а в 1963-м ушла от мужа к бразильскому певцу Нельсону Сарделли. Правда, после оформления развода она обнаружила, что беременна от Харгитея, поэтому некоторое время они делали вид, что женаты, чтобы еще больше не запятнать и без того небезупречную репутацию Джейн.

Впрочем, к Нельсону Сарделли после развода Джейн не ушла. Уже в сентябре 1964-го Джейн вышла замуж за режиссера и продюсера Мэтта Симбера. Через 10 месяцев они расстались, а спустя еще год подали на официальный развод, потому что на момент расставания Джейн снова была беременна. Причин для размолвки было много. Джейн, которая и раньше регулярно налегала на алкоголь, стала пить все чаще. Кроме того, она уже даже не пыталась скрывать от мужа свои измены.

С Мэрилин Монро Мэнсфилд делила не только экранное амплуа, но и мужчин. Еще до скандальной связи с Мэрилин у президента США Джона Кеннеди была недолгая интрижка с ее коллегой Джейн. Имя Роберта Кеннеди также значится в длинном списке любовных побед Мэнсфилд, как и имена бразильского миллиардера Хорхе Гинле, французского ресторатора Клода Террайля и многих других богатых и успешных мужчин. Последним возлюбленным дивы стал ее адвокат Сэм Броди, с которым она начала встречаться за год до трагической гибели.

На тот момент Джейн снималась гораздо меньше, да и удачных проектов с конца 50-х в ее фильмографии не было. Стать заменой Монро, как замышляли голливудские продюсеры, у нее не получилось. Студия 20th Century Fox, с которой она подписала контракт после Warner Brothers, перестала рассматривать ее как главную коммерческую звезду и с удовольствием отдавала Джейн «в аренду» в Европу, где ей приходилось сниматься в низкобюджетных фильмах, некоторые из которых так и не вышли на экраны.

Последним наделавшим шума появлением Джейн на экране стало ее участие в фильме «Обещания! Обещания!» в 1963 году, снявшись в котором Мэнсфилд стала первой американской актрисой, полностью обнажившейся в кадре. «Вы никогда не видели так много Джейн», — звучало в рекламном ролике картины, и, пожалуй, это было главное конкурентное преимущество ленты.

К концу карьеры основной заработок Мэнсфилд приносили выступления в ночных клубах и платные появления на различного рода мероприятиях. И даже ее фигура, которая раньше приносила ей миллионы, теперь вынесла ее на обочину голливудской жизни — в 60-е востребованным в кино стал типаж худой, словно тростинка, женщины-ребенка Одри Хепберн.

Мэнсфилд же была одной из основоположниц образа глупенькой сексуальной блондинки, который несколько десятилетий спустя принес славу и Анне Николь Смит, и Памеле Андерсон. Продюсеры и режиссеры с удовольствием культивировали этот образ, все больше нагнетая соперничество между «Тремя М» — Мэрилин Монро, Джейн Мэнсфилд и Мейми Ван Дорен, которые на экране были практически взаимозаменяемы, и если одна отказывалась от роли, то партия легко уходила следующей белокурой М.

А еще Джейн Мэнсфилд была одной из первых знаменитостей, которая поняла, что дружба с прессой может приносить неплохие дивиденды. Она придерживалась политики полной гласности — никогда не отказывалась от интервью, фотосессий и участия в рекламе. В 1960 году она стала самой фотографируемой знаменитостью в мире и обошла всех конкуренток по количеству упоминаний ее имени в прессе.

Надо сказать, что поводы для публикаций Джейн подбрасывала СМИ с завидной регулярностью — романы, свадьбы, разводы, беременности, скандалы с бывшими возлюбленными и бывшими возлюбленными нынешних возлюбленных. Но главной темой, в связи с которой Джейн попадала в газеты, были проблемы с ее нарядами — они то и дело расстегивались, рвались, развязывались или просто спадали с нее ровно в тот момент, когда вокруг была толпа фотографов.

Еще больше эпатажности образу Джейн добавляло ее увлечение розовым цветом. Замуж она выходила в розовом платье, ездила на единственном в то время розовом «кадиллаке» в Голливуде и жила в доме, названном «Розовым дворцом», который больше напоминал домик Барби — в холле 40-комнатного особняка стоял небольшой фонтан, из которого по праздникам било розовое шампанское, стены в ванной комнате были обиты искусственным розовым мехом, а сама ванна была сделана в форме сердца.

На контрасте с этим за год до своей смерти Мэнсфилд неожиданно стала «верховной жрицей церкви сатаны Сан-Франциско» — этот титул присвоил ей основатель «Церкви Сатаны» Антон ЛаВей, который, по слухам, подтвержденным много лет спустя его дочерью, какое-то время состоял в любовных отношениях с Мэнсфилд. Их встреча в 1966 году широко освещалась прессой и была, судя по всему, очередной попыткой Джейн привлечь к себе внимание.

Вечером накануне гибели Джейн дважды выступила со своим бурлеск-шоу в ночном клубе города Билокси, штат Миссисипи. После полуночи она вместе с возлюбленным Сэмом Броди, тремя детьми и водителем выехала на «бьюике» в сторону Нового Орлеана, где на следующий день должна была принять участие в мероприятии. Около половины третьего ночи «бьюик» на высокой скорости врезался в грузовик, притормозивший перед замедлившимся фургоном, распылявшим средство от комаров. Удар был такой силы, что трое взрослых, находящихся на переднем сиденье, скончались мгновенно. Спавшие на заднем сиденье дети чудом отделались небольшими травмами.

После гибели Джейн выяснилась одна пикантная подробность — актриса оставила долгов на $11 тысяч в магазине нижнего белья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *